Tags: юмор

муха

ПРЕДВЫБОРНОЕ-1. ПУТИН.

Я стараюсь не постить у себя чужие материал, чтобы не прослыть хомячком. И сейчас работаю над материалом на тему, почему Путин не может быть вором. Но, видимо, моя Блоггерная Муза где-то заблядовала и работа идёт медленно. А вместе с тем у меня есть некоторое количество френдов и это накладывает определённые обязательства по освежению блога. Потому хочу познакомить тех, кто не знаком, с одним литературным сайтом. Называется Литпром. Назначение сайта, как провзгласили его создатели- борьба за духовность в Интернете. Это похоже на известный  Udaff.com, и многие авторы Литпрома писали на Удаффе, но Литпром на мой взгляд интеллектуальнее. Народ там встречается весьма талантливый. Таких размещают в разделах Рекомендовано и Литература.  Для писательниц и поэтесс имеется свой уголок под вывеской Пустите бля даму!  А для самых бесталанных  есть задворки: Графоманский высер и Нueta (Х). Никакое серьёзное издание в России не может обойтись без политики. Есть она и на Литпроме. Раздел для пишущих на политические темы незатейливо и логично называется Политпром
Оттуда я и позаимствовал нижерасположенный материал, автор которого- весьма на мой взгляд, талантливый поэт Александр (кубинский танкист Моралес)


          

Я и Путин

Автор: Кубинский танкист Моралес

До Коломенской осталось полминуты,
И народ толпился в стареньком вагоне,
На сидении напротив ехал Путин
В адидасовской толстовке с капюшоном.
Просто так, как будто дворник или слесарь,
Словно менеджер в Хундай-автосалоне,
Вы подумайте, в вагоне Путин ехал!
Тетрисом играл в своем айфоне.

А народ стоял, не замечая,
Рядом два таджика что-то ели,
Черными еблищами качая
В такт колесам, едущим в туннеле.
Я от радости хотел воскликнуть громко,
На премьера с восхищеньем глядя,
Только он мне ебнул в селезенку,
Прошептав на ухо: «Тихо, дядя».

На Коломенской людей бегущих лица
И колес вагонных звуки стука,
-Я бы мог с тобою попалицца-
Прошептал мне Путин, сжавши руку.
«Хули пялишься? Пошли отсюда быстро!»
Левое задергалось вдруг веко.
«Что, блядь, не видал премьер-министра?
Мы ведь тоже, типа, человеки.

Сделаны мы из говна и мяса,
С жопою, залупой и зубами,
Среди нас есть даже пидорасы,
Только это строго между нами.»
А потом добавил очень кротко:

«Лобстера сожрав вдвоем с Бараком,
Иногда так хочется селедки,
Или отравиться „Дошираком“,

Или ебнув литр самогона,
На Казанском выебать плечевку
Просто так, без всякого гондона,
И чтоб звали все по-свойски Вовкой,
Это, понимаешь, дольче-вита,**
Чтоб не думать о ебучем мире,
Чтобы по хуй были вахаббиты,
Те, что обещал мочить в сортире,

Чтоб в „Калине“, цвета гепатита
Я как лох, не пер куда ни глядя,
Это, понимаешь, дольче-вита!
Дольче-вита! Понимаешь, дядя?
И в метро проехать мне охота
За билетик, можно и задаром,
По хую, домой ли, на работу,
Средь толпы, дышащей перегаром.»

Вышли из метро мы в непогоду.
Заложило нос и даже уши...
Путин мне сказал, что он с народом
И пошел по луже, как по суше.
Осветил неон его дорогу,
И дождинок мелких эскадрилья,
Падали на грудь его и ноги,
И на светлый нимб его и крылья.

И я понял, те, кто воду мутит,
Пидорасы, суки и обсосы,

Лучший президент-Владимир Путин!
Завтра я вступлю в единоросы.

** dolce vita (итал) - сладкая жизнь


муха

ПРЕДВЫБОРНОЕ-2. ЗЮГАНОВ.

Так же с ЛИТПРОМА (см. в комментах)


Я и Зюганов 
Автор: Кубинский танкист Моралес

Я сегодня чувствовал погано,
Покупая порцию в ларьке,
Я увидел, что стоит Зюганов
С красною гвоздикою в руке.
Он фактурен, мордою серьезен,
В драповом коричневом пальто.
С кулаком пудовым, хмур и грозен,
Как чугунный памятник литой.

Подошел, нахмурил свои брови:
-Аморалез? Точно? Угадал?
Из кармана, цвета алой крови
Вынул книгу Маркса «Капитал».
Я сцыкнул в трусы от Кельвин Кляйна,
И в испуге вжался в тротуар,
Жопой чую: этот не случайно
У ларька меня, конечно, ждал.

Говорит Зюганов: Что ж, вы, Саша,
Свой талант расходуете зря?
Вы похуже активиста «Наших»,
Вот такая, собственно, хуйня.
Что ж вы взяли блядскую манеру?
Путин, мол, наш лучший президент!
Вы же были, Саша, пионером!
А теперь враждебный элемент.

Вы вчера писали в вашем блоге
Путину хвалебные стихи,
Большей, гадам буду я, ей-Богу,
Не читал я в жизни чепухи.
Сталина на вас бы, по этапу б
Запустить в далекий Магадан.
Коммунистом был ваш дед и папа,
А сынок гондон и интриган.

Подкурил от зажигалки-пьезо
Сплюнул и нахмурившись, сказал:
-Ну-ка, пой, скотина, Марсельезу!
А потом Интернационал!
Голова болела, словно рана,
Облачно на небе, ни звезды...
Надо петь, ведь это, блядь, Зюганов,
Это может выписать пизды.

Я запел, про конницу и Щорса,
Трижды пел Интернационал,
И на всякий случай, не для форса,
Мурку и Владимирский централ.
Мне Зюганов улыбнулся:
                                          -Хватит.
Мордой стал немножечко добрей:
-Хуй с тобой, пошли давай накатим,
Вижу, что ты наш, хоть и еврей.

Накатили мы на остановке,
У метро, у ГУМА, у Кремля,
«Балтику девятку» на Покровке,
(Вот мешали с «Путинкой» мы зря).
А потом приперся кто-то в кепке,
Гена называл его «Мой друг»,
Сняли баб, одна, кивнула: Цеткин,
А вторая: Роза Люксембург.

Сцали в реку прямо с парапета,
В «Мерседесе» выбили стекло,
И Зюганов все кричал:- Вобще-то
В «Мерседесе» ездить западло.
Если ты катаешься в «Феррари»,
Значит ты говно, а не мужик,
На «Феррари» коммунисты срали,
Коммунистам нужен броневик.

А потом подрались в Бирюлево,
Берега попутав и края,
А потом мне стало вдруг хуево.
А потом не помню ни хуя.
А теперь я мучаюсь вопросом,
За ответом хоть беги к врачу.
Быть вчера хотел единоросом,
А теперь, чего-то не хочу.

Пусть башка болит, хоть вой, хоть ахай,
Но провел чудесно свой досуг,
Правда намотал чего-то на хуй
Я от той, что Роза Люксембург.
Я себя обманывать не стану,
Пылок я теперь и сердцем чист.
Лучший президент для нас Зюганов!
И я самый верный коммунист.